eis_gen

Categories:

63. Можно ли изменить сексуальную ориентацию? Часть 2 - Современное состояние вопроса

Разнообразные подходы, цель которых изменить гомосексуальную ориентацию, обозначаются как конверсионная терапия. Предыдущий пост касался её истории, в этом же речь пойдёт о её нынешнем состоянии. Правда, в последние годы наряду с конверсионной терапией часто используется термин sexual orientation change efforts (SOCE) - попытки изменения сексуальной ориентации. 

Современная медицина оценивает любой метод терапии (лекарственный препарат, вакцина, новый вариант операции и т.д.), основываясь на данных, получаемых в ходе спланированных клинических испытаний. В них участники разделены на две группы – одни получают терапию, другие являются контролем. Сравнение результатов по этим двум группам даёт оценку эффективности и безопасности данной терапии. Очень упрощено, первый параметр это доля случаев, в которых достигается желаемый эффект; второй параметр характеризует негативные последствия применения данной терапии. 

А что известно об эффективности и безопасности конверсионной терапии?  В 2007 году именно такой вопрос был поставлен перед рабочей группой, созданной американской ассоциацией психологов - American Psychological Association (APA). Заинтересованность именно психологов объясняется тем, что в 21 веке попытки изменить ориентацию, в основном, свелись к методам психологического воздействия (от аверсивной терапии гомосексуализма, о которой речь шла в предыдущем посте, практически отказались). Задача осложнялась тем, что никаких клинических испытаний конверсионной терапии не проводилось (да и вряд ли они возможны). Тем не менее, в медицинской литературе имелось достаточно много публикаций, описывающих результаты использования психологических методов при гомосексуализме. Рабочая группа должна была провести анализ всех имевшихся на тот момент публикаций и на их основании дать своё заключение. После двух лет работы группа опубликовала свой отчёт “Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation” (https://www.apa.org/pi/lgbt/resources/therapeutic-response.pdf ). При ссылках на него часто используют сокращение “APA Report 2009”. Отчёт довольно пространный - 129 страниц, на него  регулярно ссылаются апологеты запрета конверсионной терапии. Так что стоит познакомиться с этим отчётом  поподробней.

Общий посыл “APA Report 2009” в отношении конверсионной терапии негативный. Вот его ключевая фраза - efforts to change sexual orientation are unlikely to be successful and involve some risk of harm (попытки изменить сексуальную ориентацию маловероятно окажутся успешными и несут некоторый риск вреда). Есть, однако, маленькое «но» - пафос документа противоречит имеющимся в нём же заключениям о безопасности и эффективности.  Привожу две фразы из “APA Report 2009”:

· “Thus, we cannot conclude how likely it is that harm will occur from sexual orientation change efforts (SOCE)”  - «Таким образом, мы не можем заключить, насколько вероятно попытки изменения сексуальной ориентации (SOCE) окажутся вредоносными». 

· “Given the limited amount of methodologically sound research, we cannot draw a conclusion regarding whether recent forms of SOCE are or are not effective” – «Из-за ограниченного числа методологически корректных исследований, мы не можем сделать вывод, являются ли современные формы SOCE эффективными или нет»

Таким образом, авторы “APA Report 2009” признают, что имевшиеся на тот момент времени опубликованные научные данные не позволяют сделать выводы в отношении эффективности и безопасности конверсионной терапии. Это означает, что научно обоснованного ответа на поставленные вопросы получить не удалось.  Более того, в этом же документе указывается на необходимость проведения новых исследований, которые бы соответствовали современным требованиям к методологии их проведения.

Большое внимание в “APA Report 2009” уделяется вреду, наносимому психике гомосексуалов со стороны общества (насмешки, травля, издевательства и даже физическое насилие). К сожалению, здесь за примером далеко ходить не надо - многие комментарии к постам моего блока содержат по отношению к секс-меньшинствам не только оскорбления, но и предложения «расстрелять», «повесить», «уничтожить». Авторы “APA Report 2009” для преодоления такого негативного воздействия предложили проводить не конверсионную терапию, а наоборот, психотерапию, цель которой  диаметрально противоположна - gay affirmative therapy (терапия поддержки гомосексуальной ориентации). 

Безопасность любой терапии оценивается тем, насколько велик вред, вызываемый её применением (желательно, чтобы его не было вообще). Отмечу, что никаких рекомендаций по поводу запрета конверсионной терапии в “APA Report 2009” не содержится. Однако негативный посыл документа по отношению к ней и его направленность в сторону gay affirmative therapy хорошо вписывались в стремительно развивающийся политический тренд толерантности к ЛГБТ.  Так что неудивительно, что финансирование исследований с применением конверсионной терапии прекратилось, а вот с грантами на изучение вреда у тех, кто ей был ранее подвержен, проблем не было. И действительно, в последние годы опубликован ряд работ, которые вроде бы доказывают негативные последствия применения конверсионной терапии. К сожалению, они явно тенденциозны. Проиллюстрирую это на примере опубликованной в 2020 году статьи Sexual orientation change efforts, adverse childhood experiences, and suicide ideation and attempt among sexual minority adults, United States, 2016-2018 ( https://escholarship.org/uc/item/9h974085 ). 

На первый взгляд, выводы статьи впечатляют – конверсионная терапия почти в 2 раза увеличивает частоту суицидальных мыслей. Правда, если начать детально разбираться с представленными в статье данными, то достоверность сделанных выводов вызывает серьёзные сомнения. Всего в анализ было включено 1518 человек (геи, лесбиянки, бисексуалы). Среди них 108 человек в прошлом были подвергнуты конверсионной терапии (в статье используется обозначение SOCE). То есть сравнивались две группы: одна без конверсионной терапии (No SOCE), другая получавшая в прошлом конверсионную терапию (Yes SOCE). Однако прямое сравнение частот суицидальности в этих группах невозможно, поскольку их состав отличался, в частности, по полу. В таких случаях используется «взвешенная» (weighted) оценка. Поясню упрощённо, что это значит. Например, известно, что средняя частота суицидов у мужчин примерно в несколько раз выше, чем у женщин. Когда хотят изучить влияние на частоту суицидов какого-то фактора (в данном случае SOCE), надо, чтобы сравниваемые группы имели сходное соотношение полов. Иначе в группе, где соотношение сдвинуто в сторону мужчин, частота суицидов будет повышена просто за счёт этого. «Взвешенный» показатель это учитывает и включает соответствующую коррекцию. В рассматриваемом исследовании в сравниваемых группах были определены «взвешенные» проценты следующих частот :
· суицидальных мыслей (Suicidal ideation)
· планирования суицида (Made a suicide plan)
· предпринятого суицида, без или с небольшой травмой (Attempted suicide, no injury or minor injury)
· предпринятого суицида, со средней или тяжёлой травмой (Attempted suicide, moderate or severe injury) 

Полученные результаты показаны в таблице 1. Чтобы её было проще понять, я выделила красной рамкой данные по частоте суицидальных мыслей и представила их в более наглядной форме в таблице 2.

Таблица 1
Таблица 1
Таблица 2
Таблица 2

Данные таблицы 1 показывают, что частоты суицидальных мыслей, планирования и осуществления суицидов выше в группе, в которой проводилась конверсионная терапия. По мнению авторов, этот результат является статистически значимым, поскольку все три полученные значения р были меньше 0.05.  На этом месте вполне логичен вопрос, а откуда взялось заключение, что частота суицидальных мыслей в результате конверсионной терапии повышена почти в два раза?  Действительно, в таблице 1  эта разница составляет  около 10%.  Ответ связан с  чудесами статистики. Применив множественный регрессионный анализ, который включал корректировку (adjusment) по возрасту, полу, сексуальной ориентации, расе/этничности, уровню образования, психологической травмы в детстве, авторам удалось выявить более значительный негативный эффект SOCE (таблица 3) .

Таблица 3
Таблица 3

Данные таблицы 3 показывают, что конверсионная терапия увеличивает шанс на суицидальные мысли в 1.92 раза (в красной рамке), планирования суицида в 1.75раза, суицида с незначительными последствиями в 1.88 раза. Правда, результат для суицида с тяжёлыми последствиями (в 1.67 раза), не дотянул до вожделенной статистической значимости р=0.05.  Есть, однако, простой вопрос, а где поправка Бонферрони, требуемая в случае проведения множественного сравнения?  О ней в статье ни слова, а ведь с поправкой Бонферрони все результаты данного исследования оказываются статистически незначимыми. А из этого следует, что заключения об опасности конверсионной терапии не являются доказанными. К сожалению, очевидна нацеленность авторов на определённый результат - уже во введении статьи они сокрушались, что конверсионная терапия запрещена лишь в 18, а не во всех американских штатах.  Подобное было быть вполне уместно после получения результата в заключительной части статьи, но никак не в её введении.

Доказать во что бы то ни стало вред конверсионной терапии это одна крайность, но не лучше выглядит и другая, утверждающая, что конверсионная терапия высокоэффективна. К сожалению, некоторые клиники в своей рекламе беззастенчиво рассказывают о замечательных результатах её применения. Однако ещё основатель психоанализа Зигмунд Фрейд, считал, что шансы изменить гомосексуальную ориентацию, хотя и есть, но крайне невелики. О том, что эффективность конверсионной терапии невысока, говорится и в “APA Report 2009”. Новые исследования в этом направлении, по уже упоминавшейся причине, не финансируются. Тем не менее в этом году появилась статья Efficacy and risk of sexual orientation change efforts: a retrospective analysis of 125 exposed men
 (  https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC8080940/ ). В научных статьях всегда указываются организации, предоставившие грант(ы) на исследование, а вот в этой оговаривалось, что «никаких грантов не было использовано для поддержки данной работы». Полагаю, что таким образом авторы постарались обезопаситься от обвинений в нецелевом использовании грантов, которые им были выделены на другие исследования. 

В данной работе проводилось сравнение трёх показателей сексуальной ориентации до и после SOCE у 125 мужчин добровольно желавших изменить свою гомосексуальность. Показателями были Attraction (пол сексуально привлекательного партнёра), Identification (самоопределение своей сексуальной ориентации), Behaviour-Homosexual Sex (Поведение-Гомосексуальный секс). В работе было проведено множество сравнений, но я ограничусь лишь данными, позволяющими судить об эффективности SOCE (таблице 4). 

Таблица 4
Таблица 4

Результат  SOCE  характеризовался как:
· Full remission  - полная ремиссия
· Partial remission - частичная ремиссия
· No change - без изменения
· Negative change - негативное изменение (депрессия и др.)

На мой взгляд, использование термина ремиссия не совсем корректно, поскольку в медицине он означает исчезновение болезни, а гомосексуальность болезнью больше не считается. Как видно из таблицы 4, SOCE оказалась эффективной (полная ремиссия) лишь в:
· 13.7%  по признаку Attraction (тот же пол перестал быть сексуально привлекательным)
· 14.4% по признаку Identification (больше не считает себя гомосексуалом)
· 24% по признаку Behaviour-Homosexual Sex (больше нет гомосексуального секса).  

По целому ряду причин полученные значения можно рассматривать только как ориентировочные. Тем не менее, они показывают, что эффективность конверсионной терапии невысока даже среди тех, кто обратился за ней добровольно, а в некоторых случаях (4%) возможны и негативные последствия (усиление депрессии).  Последнее можно считать вредом, наносимым конверсионной терапией. Но не всё так однозначно.  Дело в том, что большинство гомосексуалов, прибегнувших к SOCE, являются верующими людьми из религиозных семей и общин. Осознание своей ориентации как греховной создаёт внутренний психологический конфликт, который может усилиться, если надежды, возлагаемые на конверсионную терапию,  не оправдаются. Можно предполагать, что эффективность конверсионной терапии будет ещё меньше у гомосексуалов, которых принуждают изменить свою ориентацию. Так что если в рекламе клиника гарантирует почти 100% успех, то это наверняка шарлатаны. 

В последние годы  конверсионная терапия стала предметом политических баталий. Её запрета активно требуют лоббисты ЛГБТ, ссылаясь на  “APA Report 2009” (хотя в нем этого нет).  В 2018 году Европейский парламент проголосовал (435 против 109) за резолюцию, осуждающую конверсионную терапию, и призвал Европейский союз к её запрету. Правда, решение этого парламента носят рекомендательный характер. В ряде стран  запреты уже введены, но это касается только  несовершеннолетних, то есть исключается возможность принуждения со стороны родителей.   Однако, по мнению лоббистов ЛГБТ,  этого недостаточно и они настаивают на полном запрете и для взрослых. Вообще-то это странно для людей, много говорящих о правах человека.  Почему-то право быть гомосексуалом должно существовать, а вот право  взрослых людей, которые по собственной воле хотят прибегнуть к конверсионной терапии, должно быть под запретом. 

EIS-GEN

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic