eis_gen

Categories:

7. Нечувствительность к андрогенам (ХY-женщины с яичками)

Очаровательная девушка на фото это бельгийская модель Ханне Габи Одиле (Hanne Gaby Odiele). Она не делает тайны из того, что она интерсексуал. У неё синдром полной нечувствительности к андрогенам. При этом синдроме наружные гениталии женского типа, но половые хромосомы мужские (ХY), есть нормальный ген SRY и, более того, есть яички, активно продуцирующие андрогены.  Пол новорождённого ребёнка с данным синдромом не вызывает никаких сомнений – типичная здоровая девочка. Её растят как девочку и она сама ведёт себя как типичная девочка. При полной нечувствительности к андрогенам гендер всегда женский

Естественен вопрос: «Почему при наличии яичек и нормального уровня андрогенов сформировались женские гениталии»?  Попробуем разобраться, но прежде советую заглянуть в предыдущий пост, рассказывающий о том, как формируется пол эмбриона https://eis-gen.livejournal.com/1605.html.

В данном случае процесс формирования пола поначалу идёт по мужскому пути. Его запускает ген SRY, находящийся на Y хромосоме. В результате активируется ген антимюллерова гормона, а первичные гонады  преобразуются в яички, которые начинают продуцировать нормальное для мужского эмбриона количество андрогенов. А вот дальше возникает проблема – андрогены не способны оказывать никакого воздействия, поскольку клетки к ним нечувствительны. Причина этого кроется в дефектности молекулы, с которой андрогены должны связаться. Эта молекула называется рецептором андрогенов. Из-за дефектности рецептора  связывание с ним андрогенов либо не происходит вообще, либо существенно снижено. В первом случае говорят о полной  нечувствительности к андрогенам, во втором о частичной. Рецептор андрогена кодируется геном, который есть только на Х хромосоме, а на Y хромосоме его нет. Это означает, что наследование дефектного гена идёт с материнской стороны. Сама мать, хотя и является носителем дефектного гена, никаких проблем не имеет. Ведь у неё есть две Х хромосомы, одна с дефектным геном, а другая с нормальным и его достаточно, чтобы всё компенсировать. А вот плод, который унаследовал материнскую Х хромосому с дефектным геном и Y хромосому отца, оказывается в совершенно иной ситуации. У него только один ген рецептора андрогенов и этот ген дефектен. Хотя у плода андрогенов более чем достаточно, но из-за отсутствия эффекта от их действия ситуация такая же, как если бы андрогенов не было. Так что наружные гениталии формируются «по умолчанию», то есть по женскому типу.  При этом образовывается короткое, слепо заканчивающееся влагалище, однако ни матки, ни фаллопиевых труб нет, так как их развитию противодействует антимюллеров гормон. Но нет и предстательной железы, поскольку из-за нечувствительности к андрогенам вольфов проток не может трансформироваться во внутренние мужские половые органы.

Если в семье уже есть подобный ребёнок, то риск рождения последующего ребёнка с данным синдромом составляет ½ х ½ = ¼ (первая  ½ это вероятность того, что плод унаследует от матери Х хромосому с дефектным геном, а вторая  ½ это вероятность того, что он получит Y хромосому от отца).  Другими словами эмбрион ХХ разовьётся в обычную девочку, даже унаследовав дефектный ген матери. А вот судьба эмбриона ХY будет разной в зависимости от того какую Х хромосому матери он получил. Если это будет Х хромосома с нормальным геном, то эмбрион станет мальчиком, а вот если эта хромосома с дефектным геном, то результатом будет ХY женщина.  На рисунке показано, какие варианты возможны у детей, мать которых имеет такой дефектный ген (Х хромосома с дефектным геном обозначена красным цветом). 

Проблема обнаруживается в период полового созревания, поскольку менструации так и не начинаются. Нередко синдром выявляют и в более раннем возрасте в связи с развитием паховой грыжи. При операции обнаруживается, что грыжа вызвана попавшим в паховый канал яичком. При нормальном развитии пола у XY эмбриона яички перемещаются из брюшной полости через паховые каналы в мошонку. При описываемом синдроме яички также пытаются покинуть брюшную полость, но застревают в паховых каналах. Внешне женщины с синдромом полной нечувствительности к андрогенам имеют нормальное женское тело, причём с красивыми пропорциями за счёт несколько более высокого роста. Чтобы иметь половые контакты, некоторым из них может потребоваться процедура расширения влагалища. В целом эти женщины могут иметь обычную жизнь, включая сексуальную. Есть только одно «но» - полностью отсутствует шанс иметь собственных детей. Даже донорская яйцеклетка не может помочь – ведь матка, необходимая для вынашивания ребёнка, у этих женщин отсутствует. Гендерных проблем при синдроме полной нечувствительности к андрогенам не возникает – половая самоидентификация однозначно женская. 

Сложнее обстоит дело в случае частичной нечувствительности к андрогенам, когда рецептор, хотя и дефектен, но все же способен как-то функционировать. В зависимости от степени сохранности его функций, клиническая картина очень разнообразна.  Гениталии, как правило, неопределяемые, но в широком диапазоне от скорее мужских до скорее женских. Варьирует и степень преобразования вольфова протока, но в любом случае сформировавшиеся простата или иные его производные будут недоразвитыми. Какой пол выбрать такому новорождённому – непростая задача, так как гендер в случае частичной нечувствительности к андрогенам у кого-то может оказаться мужским, а у кого-то женским.  

В жёлтой прессе циркулирует множество слухов по поводу наличия синдрома нечувствительности к андрогенам у некоторых знаменитостей. Говорят о неких звёздах Голливуда, топ-моделях и даже Уоллис Симсон – роковой женщины, ради которой король Эдвард VIII отказался от британского трона. Чаще всего это просто домыслы, как это было, например, с Николь Кидман или Синди Крауфорд - их беременность сразу же опровергла все ходившие о них слухи. Понятно, что большинство женщин с данным синдромом предпочитает держать это в тайне. Одно из редких исключений это упомянутая в начале поста бельгийская модель Ханне Одиле. 

Несколько иная ситуация сложилась в спорте, где информация о некоторых элитных спортсменках стала достоянием прессы вопреки их желанию. Действительно, частота синдрома полной или частичной нечувствительности к андрогенам явно повышена среди представительниц спорта высоких достижений. Самая громкая история последних лет связана с Кастер Семения – бегуньей из Южной Африки. Однако история этого синдрома в спорте довольно долгая и в разные периоды были разные решения в отношении допуска таких спортсменок к женским соревнованьям. Базовый принцип спорта состоит в том, что никто из соревнующихся не должен иметь изначальных преимуществ перед соперниками.  Даёт ли синдром полной или частичной нечувствительности изначальные преимущества? Этот вопрос последние годы был в повестке дня медицинской комиссии (МК) международного олимпийского комитета (МОК). В будущем я собираюсь коснуться темы участия интерсексуалов и тренсгендеров в женском спорте и рассказать о соответствующих решениях МК МОК. 

(c) EIS-gen

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic