eis_gen

Category:

17. Интерсексуалы в женском спорте. Часть 2 - Гендерное тестирование

Слухи о мужчинах, выдающих себя за женщин, неоднократно отравляли атмосферу женских соревнований. Конечно, проигрывать всегда обидно, а если при этом победительница выглядит не слишком женственной, то как не обвинить её в том, что она мужчина. Но обвинения могут вернуться бумерангом, как это произошло со Стеллой Уолш (Stella Walsh). На Олимпиаду 1936 года в Берлине Стелла приехала, будучи рекордсменкой мира в беге на 100 м, но неожиданно проиграла финальный забег Хелене Стивенс (Helen Stephens). Стелла подала официальный протест, в котором заявила, что Хелен на самом деле мужчина. Хелен и правда выглядела не слишком женственной, с размером обуви, более характерным для мужчин, а из-за полученной в детстве травмы гортани у неё к тому же был и низкий голос. Однако протест Стеллы был отклонён, поскольку у Хелен, согласившейся на осмотр врачей, наружные половые органы оказались женскими. 

Олимпиада в Берлине. Стелла Уолш (справа) и Хелен Стивенс (слева)
Олимпиада в Берлине. Стелла Уолш (справа) и Хелен Стивенс (слева)

И вот спустя много лет бумеранг вернулся. В 1980 году Стелла оказалась случайной жертвой при ограблении магазина. Обязательное в таких случаях вскрытие выявило, что у Стеллы нетипичные гениталии - то ли увеличенный в размере клитор, то ли недоразвитый пенис. Также имелись маленькие яички, но отсутствовали женские внутренние половые органы. Как же беспощадна к Стелле оказалась пресса! Её тут же прозвали Стелла-Фелла (от фаллуса – полового члена), газеты пестрели заголовками о «мужчине Стелле» и низкопробными шуточками в её адрес. Тем не менее, несомненно, что начиная с рождения и вплоть до своей смерти в возрасте 69 лет Стеллу считали женщиной, и она сама прожила всю свою жизнь как женщина. Причину её интерсексуальности выявил цитогенетический анализ. Он показал, что Стелла была мозаик ХО/ХY (см. пост 13). 

Чтобы не допустить мужчин к женским соревнованиям Международная Ассоциация Легкоатлетических Федераций (МАЛФ) в 1950 году за месяц до чемпионата Европы по лёгкой атлетике потребовала, чтобы национальные федерации провели проверку пола всех своих спортсменок. По религиозным убеждениям несколько спортсменок отказались от осмотра и были дисквалифицированы. После этого в течение полутора десятков лет никаких массовых проверок пола не предпринималось. Однако в 1966 году всё резко изменилось. МАЛФ обязала всех участниц соревнований, проводимых под её эгидой пройти проверку пола. То же требование, начиная с олимпиады в Мехико (1968 год), ввёл и Международный олимпийский Комитет (МОК). 

Чем же были вызваны эти изменения? Дело в том, что начиная с олимпийских игр в Хельсинки (1952г.) - первой олимпиады с участием СССР - советские спортсменки, а затем и все больше спортсменок из стран восточного блока, стали завоёвывать призовые места, тесня с них, главным образом, американок. С начала 1960х годов американская пресса стала активно писать о советских мужчинах-легкоатлетах, участвующих в женских соревнованиях. Тут-то и стали раздаваться требования о необходимости введения обязательной проверки пола с целью срочного спасения женского спорта от «мужчин-атлетов, туго забинтовывавших свои гениталии». Под мощным давлением со стороны американских спортивных функционеров МАЛФ и МОК ввели обязательную проверку пола всех спортсменок. Саму процедуру называли sex testing (тестирование пола), gender testing (гендерное тестирование), gender verification (гендерная проверка). В то время слова sex и gender использовались как синонимы. 

Поначалу комментарии в западной прессе были восторженные – наконец-то справедливость восторжествовала! В отношении выдающихся советских спортсменок, завершивших в тот период свою спортивную карьеру, недвусмысленно намекалось, что на самом деле они мужчины. Но эйфория западных спортивных функционеров по поводу гендерного тестирования стала быстро исчезать - бумеранг вернулся и под его удар попали их собственные спортсменки. Оказалось, что тестирование выявляет женщин с редкими генетическими вариантами, приводящими к интерсексуальности, а они были во всех командах. На тот момент времени никто - ни спортивные функционеры, ни медики, ни учёные, ни психологи, ни специалисты по этике – не были готовы к тому, как поступать в таких случаях. К сожалению, это имело трагические последствия для судеб многих талантливых спортсменок. 

Первый вариант гендерного тестирования вошёл в историю спорта как «парад обнажённых» («nude parade»). Все спортсменки были обязаны пройти перед медицинской комиссией полностью раздетыми. Естественно, такая унизительная процедура вызвала протесты и уже в следующем 1967 году гендерный тест переместился на лабораторный уровень. Поначалу о том, что пол спортсменки женский решали на основании наличия телец Барра в клетках соскоба из ротовой полости. Напомню, что если половые хромосомы ХХ, то одна из них инактивирована и находится в конденсированном состоянии, образуя тельце Барра. Если же половые хромосомы ХY, то тельце Барра отсутствует. Вот по наличию телец Барра и шло определение пола спортсменок. Правда у женщины с единственной хромосомой Х телец Барра тоже нет, а у ХХ мужчин они есть. Позднее гендерное тестирование стали проводить с помощью ДНК-тестов, определяющих наличие гена SRY (этот ген находится на хромосоме Y и запускает развитие половой системы эмбриона по мужскому пути). Если ген не определялся, то вывод был что спортсменка женщина, а если ген обнаруживали, то для спортсменок наступал настоящий кошмар.

Первой жертвой теста на тельца Барра стала известная польская спортсменка Ева Клобуковска (Ewa Klobukowska), обладательница мирового рекорда в беге на 100 метров и двух медалей Токийской Олимпиады (бронзовой в беге на 100 м и золотой в эстафете 4х100 м). Ева, стройная привлекательная блондинка, в 1966 году успешно прошла «парад обнаженных». Судя по намёкам специалистов, Ева оказалась мозаиком, то есть в одних её клетках было тельце Барра, а в других нет (о мозаиках пост 13). Еве запретили участие во всех соревнованиях, ну а пресса, конечно же, иронизировала по поводу того, что атлетка оказалась «не женщиной». Однако сама Ева не сомневалась в том, что она женщина, и поэтому отчаянно боролась с запретом. Увы, тогда это было напрасно. 

                 Ева Клобуковска
Ева Клобуковска

После Евы гендерный тест оказался роковым для многих других элитных спортсменок. Это были женщины с половыми хромосомами ХY, у многих из них имелась полная или частичная нечувствительность к андрогенам (пост 7). Им советовали отказаться от участия в соревновании под предлогом травмы, а затем по той же причине вообще уйти из спорта. В ином случае спортсменок ожидала официальная дисквалификация, что, естественно, становилось достоянием прессы, которая тут же выкладывала историю под заголовком типа «спортсменка оказалась мужчиной». Большинство предпочло тихий уход из спорта, но были и те, кто вступил в открытую борьбу. Среди них была испанская барьеристка Мария Патино (Maria José Martínez-Patiño). На первенстве Испании 1987 года незадолго до начала финального забега Марию проинформировали о результатах её гендерного теста и посоветовали не участвовать в забеге, сославшись на травму. Однако Мария, абсолютно уверенная в том, что она женщина, вышла на старт, выиграла забег и упала без сознания после пересечения финиша. Это было лишь начало её испытаний. Испанская легкоатлетическая федерация отстранила Марию от участия в соревнованиях и все её достижения были аннулированы. Марию лишили стипендии в университете, которую она получала как спортсменка. Мужчина, с которым они до этого жили вместе, оставил её, не выдержав того, что пресса называет Марию мужчиной. Но Мария не сдавалась. Она открыто заявляла прессе «Я знаю, что я женщина в глазах Бога, медицины, и, прежде всего, моих собственных глазах... Если бы я не была спортсменкой, никто бы никогда не задался бы вопросом о том, женщина ли я». В отличие от печальной истории Евы Клобуковска, на этот раз на стороне спортсменки были уже и врачи, и ученые-генетики. Через два с половиной года борьбы МАЛФ восстановила Марию в правах. К этому времени значительный прогресс, достигнутый в изучении механизмов формирования пола, сделал очевидным, что гендерное тестирование является дискриминационным по отношению к женщинам с редкими формами генетических заболеваний. Не удивительно, что с требованием его отмены активно выступили многие учёные и врачи. В 1992 году гендерное тестирование было отменено МАЛФ, а в 1999 и МОК. 

                                                              Мария Патино
Мария Патино

Итак, с гендерным тестом было покончено. Вопрос о поле спортсменок был снят, но вместо него возник другой – есть ли изначальное преимущество у интерсексуальных спортсменок по сравнению с другими участницами женских соревнований? Об этом в следующем посте. 

(c)EIS-gen

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic