eis_gen

Category:

18. Интерсексуалы в женском спорте. Часть 3 - Гиперандрогенизм.

Есть ли изначальное преимущество у интерсексуальных спортсменок по сравнению с другими участницами женских соревнований? Этот вопрос в последние годы был в повестке дня не только международной ассоциации легкоатлетических федераций (МАЛФ, кстати, её новое название World Athletics) и международного олимпийского комитета (МОК), но даже арбитражного спортивного суда в Лозанне и Верховного суда Швейцарии. Все дело в том, что начиная с 2011 года критерием допуска интерсексуальных спортсменок к соревнованиям стала концентрация в их крови гормона тестостерона. Ходят слухи, что этот критерий возник в результате скандала вокруг спортсменки из Южной Африки Кастер Семения (Caster Semenya). Эта девушка, выигравшая в 2009 году на чемпионате мира забег на 800 метров. действительно выглядела не слишком женственной. Так что не удивительно, что некоторые соперницы обвинили Кастер в том, что она мужчина, а российские спортивные комментаторы использовали в отношении Кастер местоимение среднего рода «оно» и обозначали её как «третий пол». Оставляя в стороне этическую сторону вопроса, последнее неправильно просто потому,  третий пол это люди, не относящие себя ни к мужчинам, ни к женщинам (см. пост 5), а Кастер убеждена, что она женщина. В связи с жалобами, Кастер направили на медицинское исследование, откуда и произошла утечка данных в прессу. В результате СМИ всего мира смаковали тот факт, что у Кастер есть яички и у неё высокий уровень тестостерона. При этом заголовки были типа «мужчина на беговой дорожке соревнуется с женщинами». Ну а то, что Кастер с рождения считалась девочкой, её воспитывали, как девочку и у неё женский гендер, это было неинтересно. В поддержку Кастер выступила вся Южная Африка, включая президента. Много сторонников оказалось и в других странах. Возможно, по этой причине немедленной дисквалификации не последовало. Не исключено, что на спортивных функционеров повлияла и недавняя попытка суицида индийской спортсменки Santhi Soundarajan, которую в 2006 году при сходных обстоятельствах дисквалифицировали и лишили завоёванных ею наград. К счастью девушку успели спасти, а правительство штата Тамил Наду оказало ей финансовую поддержку, благодаря чему она открыла спортивную школу. Так или иначе, но функционеры МАЛФ, а за ними и МОК нашли выход – они как бы отказались от проверки пола, но ввели новый критерий, основанный на уровне тестостерона. Посмотрим, что за этим стоит.

У мужчин концентрация тестостерона на порядок выше, чем у женщин и считается, что именно этим объясняются лучшие спортивные показатели у мужчин в сравнении с женщинами. У некоторых женщин уровень тестостерона значительно превышает значения, характерные для их пола. Это обозначается, как гиперандрогенизм (андрогенами называют мужские половые гормоны тестостерон и дигидротестостерон). Начиная с 2011 года МАЛФ, а затем и МОК стали рассматривать гиперандрогенизм как своего рода «эндогенный допинг», дающий спортсменкам изначальные преимущества. По этому поводу идут серьёзные дебаты, а ряд экспертов полагает, что это лишь новый способ недопущения интерсексуальных спортсменок к участию в женских соревнованиях. 

Гиперандрогенизм имеет разные причины. Он может быть результатом опухоли надпочечника, поликистоза яичника и некоторых вариантов интерсексуальности. Поликистоз яичников среди элитных спортсменок встречается в два раза чаще, чем в популяции, однако уровень тестостерона в этих случаях хотя и повышен, но от верхней границы женской нормы далеко не уходит. А вот у спортсменок с полной или частичной нечувствительностью к андрогенам (см. пост 7) или дефицитом 5-альфа редуктазы (см. пост 8) концентрация тестостерона находится в диапазоне значений, характерных для мужчин. Напомню, что при этих вариантах интерсексуальности половые хромосомы XY, а гонады представлены яичками, продуцирующими тестостерон. При полной нечувствительности к андрогенам наружные гениталии женского типа, а при частичной, как и при дефиците 5-альфа редуктазы, они, как правило, неопределяемые (см. пост 15). Но стоит не забывать, что этим спортсменкам при рождении был присвоен женский пол, их растили как девочек и самое главное, они осознают себя женщинами. 

Первый вариант правил допуска к соревнованиям, основанный на уровне тестостерона, МАЛФ приняла в 2011 году. Согласно им, участвовать в женских соревнованиях могли только спортсменки, у которых уровень тестостерона меньше 10 nmol/L, то есть ниже, чем у мужчин. Исключение делалось для спортсменок с полной нечувствительностью к андрогенам независимо от уровня тестостерона. В случае подозрения, что у какой-то спортсменки возможен гиперандрогенизм, правила предполагали создание международной комиссии медицинских экспертов, которая при необходимости направляет спортсменку на полное исследование в один из 6 имевшихся на тот момент медицинских центров, сертифицированных МАЛФ. На основании полученных результатов комиссия даёт заключение о возможности допуска спортсменки к соревнованиям. Включив в группу гиперандрогенизма спортсменок с поликистозом (обычные женщины с половыми хромосомами ХХ), МАЛФ автоматически защитился от обвинений в дискриминации по отношению к интерсексуальным спортсменкам. Правда, у спортсменок с поликистозом концентрация тестостерона меньше 5 nmol/L, так что им ничего предпринимать не надо. А вот интерсексуальные спортсменки, которые хотят участвовать в соревнованиях, должны понизить уровень тестостерона либо принимая контрацептивные препараты (супрессоры андрогенов) либо прибегнув к операции удаления яичек. 

В 2015 году это решение МАЛФ было оспорено в спортивном арбитражном суде в Лозанне. Формально иск был заявлен индийской спортсменкой Дути Чанд (Dutee Chand). Но реально за этой 19-летней не слишком образованной девушкой из бедной семьи стояли юристы и учёные, имеющие дело с защитой прав интерсексуалов. Суд посчитал аргументы МАЛФ неубедительными, но дал возможность в течение двух лет предоставить научно обоснованные данные, подтверждающие, что гиперандрогенизм даёт изначальное преимущество. А до того времени решение МАЛФ было приостановлено. Это позволило Дути и другим спортсменкам с гиперандрогенизмом принять участие в соревнованиях, проходивших в период с 2015 по 2018 г. Коснулось это и Кастер Семения, которая с 2010 по 2015 год принимала рекомендованные МАЛФ препараты, понижающие уровень тестостерона. Кастер жаловалась, что из-за них она набирала в весе, плохо себя чувствовала, периодически повышалась температура и возникали боли в животе. Благодаря решению суда она прекратила приём препаратов. 

Однако в 2017 году МАЛФ предоставила суду новую версию правил, регулирующую доступ к соревнованиям спортсменок с гиперандрогенизмом, подкрепив это результатами проведённых исследований. Суд этот вариант удовлетворил и в 2018 году новые правила вступили в силу. С одной стороны они ещё больше ужесточились - пороговый уровень тестостерона понизили с 10 nmol/L до 5 nmol/L. Однако теперь под ограничения попадали не все спортсменки, а только участвующие в следующих видах: бег на 400м, 400м с барьерами, 800м, 1500м, одна миля, как в индивидуальном забеге, так и эстафетной гонке, а также комбинированные виды, включающие бег в диапазоне от 400м до 1 мили.  

Теперь против новых правил  МАЛФ в арбитражный спортивный суд обратилась Кастер Семения. Но суд с разделением голосов 2:1 вынес решение в пользу МАЛФ. Хотя суд был закрытым, но какие-то документы попали в открытый доступ. Из них следовало, что представитель МАЛФ назвал Кастер биологическим мужчиной с женской гендерной идентичностью. Кастер попыталась обжаловать решение спортивного суда в Верховном суде Швейцарии, ссылаясь на нарушение прав человека. Однако в сентябре 2020 года её иск был отклонён.  

Какие же научные данные были представлены спортивному суду и почему ограничения коснулись лишь определённых видов лёгкой атлетики? Об этом в следующем посте.

(c)EIS-gen

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic